Русские военнопленные на Первой мировой войне: сколько их было

“Пленных не брать!”, — знакомая каждому фраза из многих фильмов о войне. На деле же, как показывает практика, ни одна война не обходилась без военнопленных. Убийство живой силы врага по-своему принято при проведении боевых действий, но из живого противника можно вытянуть куда больше: дармовую рабочую силу, важную информацию, в конце-концов обменять на своих военнопленных.

Бойцы Российской Империи

О Российской империи в Первой мировой войне, говорят обычно про Брусиловский прорыв и революции, забывая, между тем, об участи простых солдат-военнопленных, выполнявших свой долг. Так какой была их судьба, и сколько их было?

Из двух зол

Попадание в плен солдат, а представителей офицерского состава и подавно, является нежелательным, но коль такое случилось, то ничего не поделать. Однако нельзя отрицать, что далеко не во всех случаях, военнопленными становились по воле врага.

До Первой мировой, Россия успела повоевать с японцами и обзавестись военнопленными. У этих людей, которые увидели другую страну, другие условия, а главное — остались живы, сформировалось свое отношение к плену. Раз я побывал в плену, остался живой и спокойно живу в своем доме, а те, кто воевал, в большинстве погибли, стали инвалидами и вообще повидали все гнилые прелести войны, значит хоть и мне было несладко, но лучше будет сдаться — именно таким являлось мышление бывших военнопленных.

И как только их снова отправили на фронт, они непременно стали говорить те же вещи сослуживцам. То же касалось и рассказов о богатой жизни в немецком плену. И несмотря на то, что правительство грозило расстрелами, информированием о предательстве по месту жительства, солдаты в ряде случаев между фронтом и пленом выбирали плен.

Добро пожаловать в плен

Доверившись рассказам о сытой жизни, или не имея в пистолете пулю, чтоб застрелиться после абсолютно противоположных историй, но так или иначе солдаты были захвачены. Пленных, в основном, захватывали немцы и австрийцы. Об условиях, которые сопровождали сдавшихся осталось много информации. Обычно, австрийский плен представлялся более комфортным, нежели немецкий. Например, по словам Кузнецова Григория, рядового 324 пехотного полка Клязьминского полка австрийцы были добры, тогда как немцы забирали дорогие вещи, вплоть до одежды.

Затем, их ждала не такая радужная перспектива, которую рисовало воображение: тяжелые условия содержания и рабский труд. Иногда, доходило до того, что русские военнопленные рыли окопы прямо во время боевых действий. Не удивительно, что те кто оказался в неволе ждали своего освобождения.

Статистика

К счастью, и до сегодняшнего дня сохранились списки русских военнопленных, которые передало немецкое правительство, составленные И. С. Ежовым. Любопытно также, что существовал и другой список, немецких военнопленных, который был передан Германии от русского правительства.

Поскольку этот документ был передан, если говорить прямо — врагом, то неудивительно будет обнаружить в нем утаивания или другие махинации. Об этом говорит и сам составитель, например, что некоторые солдаты числятся одновременно в разных лагерях. Остались данные немецких, австрийских и даже советских подсчетов. Статистика совпадает у немцев и австрийцев — чуть больше двух миллионов человек, от начала войны до первого февраля 1917 года. Нескольким больше оказались советские данные: три с половиной миллиона.

Наиболее принятым является вывод Н. Н. Головина, по подсчетам которого военнопленных оказалось два миллиона четыреста тысяч солдат.

В многолюдных списках судьба отдельного человека становится незаметной, её легко можно округлить, заставив исчезнуть. Именно так поступает статистика, пренебрегая судьбой отдельно взятого человека, дает округленную цифру, приближенную к реальности. Так проще. Но вот вопрос: а можно ли подсчитать по-другому?  

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector